Вход
Сбросить пароль
Сбросить пароль

Если вы забыли пароль, введите ваш E-Mail. Информация, необходимая для смены пароля, будет выслана вам по E-Mail.

Вход в личный кабинет
Сообщение в техническую поддержку
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
13.10.2020, 16:20

Елена Исаева: «Война всем поменяла жизненные планы, разрушила семьи, покалечила судьбы»

Портал KZN.RU публикует воспоминания работников Казанского моторного завода, воевавших на фронте и трудившихся в тылу в годы Великой Отечественной войны.

Фото: пресс-служба КМПО

(Город Казань KZN.RU, 13 октября). В год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне и присвоения Казани звания «Город трудовой доблести» портал KZN.RU публикует цикл историй о предприятиях и их работниках, воевавших на фронте и трудившихся в тылу. Одним из первых на военный лад перешел Казанский моторный завод, ныне Казанское моторостроительное производственное объединение, на котором производили мощный двигатель ВК-105 для истребителей Яковлева и пикирующих бомбардировщиков Пе-2. Задокументированные воспоминания работников завода хранятся в архивах музея КМПО.

Николай Синцов: «Перед нами поставили задачу – не подпускать японцев ближе, чем на 10 километров»

В годы войны Николай Гаврилович Синцов служил в Краснознаменной Амурской флотилии. У Николая Гавриловича в семье, кроме матери, были одни мужчины: отец и три брата. Все прошли армию. Отец, призванный в первые дни Великой Отечественной войны, погиб в 1942 году под Смоленском. Старший брат Павел не успел даже повоевать. Состав поезда, направлявшийся в сторону Сталинграда, был подорван немцами. Александр, младший брат, когда подрос, стал военным.

«Меня забрали в армию в ноябре 1943-го, было всего семнадцать, практически был мальчонкой, – рассказывал о войне Николай Гаврилович. – Вначале нас, деревенских ребят, направили в Саратовскую область, здесь мы проходили курсы по морскому делу. Через год направили в Хабаровск, где базировалась Краснознаменная Амурская флотилия. Служил я на канонерской лодке КЛ-55 начальником радиостанции. Ежедневно передавал всю важную информацию от командования флотилии командиру корабля».

После разгрома фашистской Германии Синцов участвовал в войне с Японией, освобождая от японских оккупантов Манчжурию и Корею. «Подготовка к боевой операции и высадке морского десанта в порту Далянь по освобождению Порт-Артура совместно с частями 6-й гвардейской танковой армии началась еще в августе, – вспоминает ветеран. – Перед нами поставили задачу – не подпускать японцев ближе, чем на 10 километров. Дежурили днем и ночью. Если что, открывали огонь по противнику, нарушившему дозволенные границы. Корабль наш был оснащен и пушками, и другим боевым огнестрельным оружием. Все это продолжалось сравнительно недолго, до весны. Потом нас снова направили в Хабаровск, где базировалась наша флотилия».

Это для Николая Гавриловича события пролетали молниеносно, как и время. А для матери, жившей в деревне в одиночестве и долго не получавшей от сына весточки, эти дни и ночи казались вечностью. К тому времени она потеряла и мужа, и старшего сына. Не хотелось думать о худшем, о гибели сына, но сердцу материнскому не прикажешь.

«Писем долго не было от отца, чуть ли не год, – рассказывала дочь Николая Гавриловича Светлана Николаевна. – Эту историю я узнала от своей бабушки Арины. Не хотелось ей верить, что сын погиб, жила надеждой и ждала, ждала, ждала…Однажды сидит она вечером в доме и кажется ей, что кто-то вошел в избу. Взглянула и увидала мужчину в черном одеянии. Спросил: «Ждешь? Скоро тебе будет весточка!» – и пропал. Побежала она за ним, открыла дверь – никого, никаких следов. Тут она подумала, что к ней приходил сам Николай Чудотворец! А скоро и на самом деле пришло ей письмо: жив, здоров! – писал сын. Не знаю, как все это объяснить, но бабушка, слава Богу, в полном здравии и ясном уме дожила до 98 лет».

Военная служба для Николая Гавриловича продолжалась семь лет, 9 ноября 1950 года он демобилизовался и вернулся на родину. Немного отдохнув, устроился работать электромонтером на КМПО. Поскольку он был парнем жадным до знаний, очень много читал, интересовался техникой, то, конечно же, первым делом решил наверстать пробелы в учебе. Поступил в КАИ на вечернее отделение. Потом встретил любимую девушку, женился. Все шло, как говорится, своим чередом. Работа, учеба, семья. Увлекался шахматами и всегда был душой компании.

Елена Исаева в 12 лет устроилась к отцу на пороховой завод

Родилась Елена Дмитриевна в многодетной семье. Отец работал на пороховом заводе. Мама занималась хозяйством, растила и воспитывала семерых детей – двух дочерей и пятерых сыновей. Жили, конечно, бедно, впроголодь, но дружно. Большинство так жили, сводили концы с концами. Лена, как и ее старшие братья, устроилась к отцу на пороховой завод. «Было мне всего 12 лет, – вспоминала она свое трудное детство. – Родной братишка поправил мне возраст в метриках, что и помогло мне попасть на обучение. Выучилась на лаборантку и стала работать, пополнять семейный бюджет. Вот так рано я начала взрослеть».

Девять лет Елена Дмитриевна работала на пороховом заводе. Потом встретила свою судьбу, познакомилась с будущим мужем Анатолием. Сменила и место работы, устроилась на авиационно-моторный комбинат №124/27 учетчицей в канцелярию – составляла производственные программы для цехов. А в 1937 году родилась дочка Тамара. Муж старался семью обеспечить, искал возможность дополнительных заработков. С этой целью он со своим другом отправился 21 июня 1941 года на юг. Кто же знал, что на следующий день случится беда – начнется война.

«С тех пор я мужа и не видела, осталась одна с ребенком на руках, – с горечью вспоминала те дни Елена Дмитриевна. – С войны Анатолий не вернулся. Погиб на фронте и мой брат Сергей. У него могла сложиться прекрасная судьба, был строителем, окончил наш Казанский строительный институт, строил Ленинский мост. Но война всем поменяла жизненные планы, разрушила семьи, покалечила судьбы. Инвалидом из армии вернулся и брат Костя. Брат Алексей был ранен в финской войне. Брат Дмитрий служил в Москве в танковой части. Нелегко было нашей маме столько горя на своих плечах вынести».

Тяжело было и самой Елене Дмитриевне. Устроив дочь в детский садик, продолжала работать на заводе, где в условиях военного времени приходилось оставаться на производстве допоздна. Нередко возвращалась домой ночью, шла пешком, вдоль железнодорожного полотна. А путь был не близким: от поселка Караваево до поселка Урицкого. Здесь ей, по счастью, как одинокой матери с маленьким ребенком выделили комнату. С содроганием в сердце женщина вспоминала случай, когда однажды ночью ее чуть не сшиб поезд. Чудом спаслась, прыгнув по насыпи вниз. Корчась от боли, с разодранными в кровь коленками, она тяжело поднялась на ноги и, вспоминая страшные мгновения от только что пережитого шока, быстрее побрела домой.

Закончилась война, Елена Дмитриевна вновь вышла замуж, за Виктора Петровича Исаева. Он был гордостью 16-го завода: лучший токарь, общественник. Когда Елена Дмитриевна рассказывала о супруге, глаза ее наполнялись особенным теплом. «Он был очень трудолюбивым, заботливым, его портрет украшал заводскую аллею передовиков производства, а на демонстрациях рабочие с гордостью несли его портрет в почетных рядах вместе со знаменами предприятия. Когда в 1948 году родилась дочка Людмила, муж попросил меня уйти с завода, хотел, чтобы я больше занималась детьми, а он обеспечивал материально. Через два года родился сын Евгений».

В общей сложности супруги прожили вместе около 20 лет, пока не случилось несчастье – муж скоропостижно скончался. Эти совместные годы Елена Исаева вспоминала как тихое и безоблачное счастье, подаренное ей судьбой.

Шариф Багавиев: «Почувствовал дыхание новой жизни. Мирной!»

Война оставила в жизни Шарифа Хусаиновича особые отметины. И не только в памяти. Освобождая Польшу в 1945 году, он получил серьезные ранения: в шею и ногу. Было ему тогда всего лишь 19 лет. «Семнадцатилетним меня призвали в армию, – вспоминал он. – Вначале нас обучали в школе младших командиров под Москвой. Затем я прошел снайперскую школу. В конце 43-го нас, молодых курсантов, отправили на фронт, в действующую армию. Служил снайпером в 383-й дивизии, 691-м Севастопольском полку. Освобождал от немецких захватчиков Крым, Белоруссию, Польшу».

В августе 44-го года советские войска вошли на территорию Польши и захватили стратегически важные плацдармы у г.Сандомир. Бои там действительно шли тяжелые, не на жизнь, а на смерть. Со всех сторон стояли немецкие войска, но советская армия продолжала наступать. Вот тогда, 14 февраля 1945 года, Шариф Хусаинович и был ранен. Три месяца боец лечился в польском госпитале. Потом снова на фронт.

«В конце июля нашу часть переправили на Дальний Восток, где японские офицеры строили военные склады, – продолжал рассказ Шариф Хусаинович. – Меня назначили ответственным за обеспечение стройки продовольствием. Через три года получил новое задание – участвовать в ликвидации последствий землетрясения в Ашхабаде. Потом служба продолжилась в Заполярье, Мурманской области. И только в 1950 году, после лечения в уфимском госпитале, я почувствовал дыхание новой жизни. Мирной!»

Снова приехав в знакомую с детства Казань, бывший фронтовик, дважды орденоносец (ордена Великой Отечественной войны I и II степеней получил за боевые подвиги), стал подыскивать себе работу. «Как-то ехал в транспорте и разговорился с человеком, который работал на моторостроительном заводе. Мужчина представился: «Женя меня зовут, фамилия Мочек, работаю бригадиром в цехе…». Рассказал об условиях работы на заводе, о том, что работящим и не ленящимся предприятие платит хорошо, и вопрос с жильем обещал быстро уладить. Случайный знакомый оказался потом известным на заводе стахановцем, который в войну по семь производственных норм выдавал. Таких гвардейцами пятилеток называли».

А Шариф Хусаинович, согласившись пойти в его бригаду, действительно ни разу не пожалел о своем решении. Сам Евгений Романович позднее стал начальником цеха. Но Шарифа Хусаиновича никогда не забывал, помогал и советом, и делом. «Три десятилетия на заводе пролетели как один миг, – с улыбкой говорил ветеран войны. – Всегда работал с удовольствием, и платили достойно. Все у меня получилось. Хорошую семью создал, детей вырастил, дом с помощью завода построил. Летом есть где руки приложить – большой приусадебный участок. Любуюсь природой, наслаждаюсь жизнью, пока здоровье есть! Наверное, ради этого мы и воевали, защищали нашу землю».

Андрей Трусов: «Дров для обогрева катастрофически не хватало»

14-летним парнишкой в сентябре 1941 года пришел на завод Андрей Трусов, проработавший здесь до самой пенсии. «В таком возрасте на завод брали крайне редко, – вспоминал ветеран. – Но за меня похлопотал дядя, сходив на прием к председателю райисполкома Ленинского района, где мне и выписали временное направление на работу». Так он начал осваивать профессию слесаря. Ни опыта, ни знаний у вчерашнего школьника с шестью классами образования, конечно, не было. А поблажек не было никому.

Трудности были не только производственного характера, но и бытового. Жил Андрей Алексеевич далеко от завода, у родственников. Трамваи ходили редко и были переполненными. Потому было решено перебраться в общежитие. «Отопление там было печное, дров для обогрева катастрофически не хватало, – вспоминал А.Трусов. – Да и по правде, некогда было: все время на работе. Придешь и скорее спать. Но в жуткий холод попробуй заснуть! Возьмешь с соседней койки матрац, укроешься им и как-нибудь заснешь. Утром к умывальнику, а там вода покрыта коркой льда».

Холодно было и в цехах. Рабочие грелись чаще всего в термическом цехе или разжигали костры на улице. Работали, как минимум, по 12-18 часов без выходных. Иногда сутками не уходили с завода, постоянно испытывали чувство голода, усталость. Сообщение о Победе Андрей Алексеевич Трусов услышал, как и все, по радио. «9 мая 1945 года мы, как обычно, вышли на работу, – рассказывал он. – На территории завода состоялся большой митинг. Собралось много народа: рабочие, руководство. Всех нас поздравили с Победой и объявили выходной день. После митинга мы собрались в бытовке, накрыли стол и, конечно, отметили такое грандиозное событие. Были и слезы, и радость! Ведь почти в каждую семью война принесла горе».

После войны А.Трусов продолжил трудиться на заводе. Окончил техникум, затем институт. Работал заместителем начальника цеха, потом руководителем подразделения. Все 55 лет – в одном коллективе, в одном цехе. На пенсии он был избран председателем Совета ветеранов Авиастроительного района, проработав на протяжении 10 лет.

Борис Гришаев в 18 лет был удостоен звания «Мастер своего дела»

На Казанском моторостроительном заводе, в мощный производственный комплекс которого в годы войны входили и другие авиационные предприятия, ОКБ, Борис Гришаев работал фрезеровщиком, был неоднократным победителем общезаводских соревнований по профессиям. В 18 лет он был удостоен звания «Мастер своего дела», был членом фронтовой бригады, стахановцем-двухсотником, достигавшим в наиболее напряженные дни войны сменной выработки в 400-500%. В 19 лет стал сменным мастером, в 20 – заместителем начальника цеха по производству, был непосредственным участником производственной реализации разработок ракетной техники С.П.Королева.

Как член комсомольского бюро цеха и комитета комсомола выступал по всесоюзному радио (РВ-17) с призывом о сборе личных средств на строительство танковой колонны «Комсомолец Татарии» и внес на ее строительство личных средств в сумме 1800 рублей.

После войны Борис Гришаев уехал к себе на родину, на Украину, работал в ЦК Украины. На протяжении долгих лет поддерживал связь с КМПО, писал письма, отправлял поздравительные открытки с Днем Победы, а также приезжал лично, встречался с ветеранами предприятия, с которыми вместе работал в годы войны.

Материалы предоставлены пресс-службой КМПО

Все новости