Вход
Сбросить пароль
Сбросить пароль

Если вы забыли пароль, введите ваш E-Mail. Информация, необходимая для смены пароля, будет выслана вам по E-Mail.

Вход в личный кабинет
Сообщение в техническую поддержку
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
24.04.2021, 09:30

Габдулла Тукай: «Я сделал ревизию своего творчества и отобрал только те произведения, которые хочу оставить для своего народа»

В преддверии 135-летия со дня рождения татарского поэта портал KZN.RU рассказывает о его личных вещах и тукаевских местах в Казани.

Фото: Город Казань KZN.RU

(Город Казань KZN.RU, 24 апреля, Алина Бережная). «И туган тел, и матур тел…» – знаменитые строки Габдуллы Тукая многие помнят с детства. Произведения поэта переведены почти на 40 языков мира. Год родных языков и народного единства в Татарстане ознаменован знаковым событием – 135-летием со дня рождения основоположника татарской классической поэзии. Публицист и поэт не прожил и 27 лет, но успел внести колоссальный вклад в развитие национальной литературы. В преддверии дня рождения татарского поэта портал KZN.RU приоткрывает завесу тайны над личностью Габдуллы Тукая и рассказывает о личных вещах поэта, хранящихся в литературном музее, а также о местах в Казани, где побывал публицист в последние годы жизни.

Фаянсовая шкатулка, 1904-1905 годы


Габдулла Тукай родился 26 апреля 1886 года в деревне Кошлауч Казанской губернии. Рано лишился родителей, после их смерти он скитался по разным семьям, а затем мальчика приютил крестьянин из деревни Кырлай. Позже Габдулла Тукай переехал к тете в Уральск, где прожил 12 лет. Именно здесь он начал писать стихотворения, которые принесли ему первую известность, печатался в газетах, журналах. На свой первый гонорар поэт купил фаянсовую шкатулку в форме пенька, на ней изображены цветы и ягоды. Вероятно, эти рисунки напоминали ему о жизни в Кырлае. Шкатулку Габдулла Тукай подарил сводной сестре Газизе Забировой, с которой они были очень дружны.

Гостиница «Булгар», октябрь 1907 года – декабрь 1912 года


Из Уральска в Казанскую губернию на постоянное место жительства Габдулла Тукай переехал в октябре 1907 года. Здесь он провел последние годы своей жизни. Несмотря на популярность и всенародное признание, Тукай не стремился к материальным ценностям, за всю жизнь у него не было собственного жилья, в поездках он ютился в недорогих номерах доходных домов и гостиниц.

Поэт жил в комнате №40 гостиницы «Булгар», располагавшейся на пересечении улиц Московской и Татарстан, в ней часто останавливались татарские артисты Габдулла Кариев, Валиулла Муртазин-Иманский, Ахмат Кулалаев и другие. В этом же здании в то время находилось издательство газеты «Эль-Ислах», в которой печатался поэт. Обстановка в комнате, в которой жил Тукай, была скромной. В номере было всего одно окно с видом на озеро Кабан, из мебели – одноместная металлическая кровать и стол, а также корзина с личными вещами, с которой поэт переехал в Казань. В своих письмах друзьям Тукай писал, что комната, в которой он жил, была маленькой, холодной и сырой.

Тюбетейка Габдуллы Тукая, 1908 год


В казанском Литературном музее Габдуллы Тукая хранится бархатная тюбетейка поэта. По воспоминаниям современников он не носил мусульманские головные уборы, а тюбетейку надел в фотосалоне, когда фотографировался для одного из своих сборников стихотворений. Тукаю не понравилось, как у него лежат волосы, тогда его друг и издатель Гильмутдин Шараф достал из кармана свою тюбетейку и отдал ее поэту. Так головной убор остался у Тукая.

Литературная дача, 1908-1910 годы

Летом Габдулла Тукай любил вместе с друзьями и коллегами из газеты «Эль-Ислах» уезжать на дачу неподалеку от казанского ботанического сада. В теплые месяцы загородный дом превращался в издательство, где молодые люди писали статьи, работали над книгами.

Серебряные запонки, примерно 1911-1913 годы


Серебряные запонки в гардеробе Габдуллы Тукая появились благодаря другу и издателю Ахметгараю Хасани. Модный аксессуар он привез из Австрии. На запонках изображен силуэт девушки и патентная печать Германии. Сам Тукай вряд ли смог бы купить себе такой дорогой предмет гардероба – мало интересовался модой, заработанные деньги тратил на книги. Носил или не носил поэт запонки, неизвестно, об этом ничего не говорится в воспоминаниях современников. Однако Губдулла Тукай в период жизни в Уральске увлекся русской литературой – читал Ивана Крылова, Александра Пушкина, Михаила Лермонтова и подражал стилю Льва Толстого: носил рубашку с поясом, надевал лапти, накидывал на плечи халат.

Чернильный прибор из меди, 1912 год


Габдулла Тукай много путешествовал – был в Нижнем Новгороде, Уфе, Астрахани, Челябинской области и других городах и регионах. Не обошел вниманием он и столицу Российской Империи – Санкт-Петербург. Приехал поэт по приглашению философа-богослова и общественного деятеля Мусы Бигиева. В северной столице Габдулла Тукай встретился с учащимися татарской школы. Ученики подарили поэту чернильницу «Охотничья собака».

Гостиница «Амур», декабрь 1912 – февраль 1913 годы


В декабре 1912 года Габдулла Тукай переехал жить в гостиницу «Амур» по улице Московской, 70. Здание находилось напротив Сенного базара, именно его поэт описывал в своей поэме «Сенной базар, или Новый Кисекбаш»: «Кипит базар торговцами, купцами, с утра забит одними продавцами».

Неподалеку от гостиницы «Амур» располагалась редакция издательства «Китап». В ней в 1907 году поэт работал экспедитором – распространял книги по почте.

Клячкинская больница, февраль 1913 года

Последние месяцы жизни Тукай провел в Клячкинской больнице, располагавшейся на перекрестке улиц Кави Наджми и Николая Островского. Палата больного туберкулезом поэта была на первом этаже. О болезни Габдулла Тукай узнал в 1912 году, диагноз поставил известный профессор Александр Поль. Поэт на тот момент дышал только четвертью легких, и врач сказал, что ему осталось жить месяц, но Тукай прожил еще год.

От коварной болезни поэт лечился кумысом в Троицке, но все было безуспешно, болезнь прогрессировала. Последние месяцы жизни в Клячкинской больнице Тукай не переставал работать, хотел издать сборник стихотворений. «Я сделал ревизию своего творчества и отобрал только те произведения, которые хочу оставить для своего народа», – говорится в его воспоминаниях.

С каждым днем состояние поэта ухудшалось. Накануне смерти он озвучил свое завещание – попросил на пятьсот рублей, которые остались должны ему издатели, выплатить стипендию для обучения татарского ребенка-сироты.

Вечером 15 апреля 1913 года поэта не стало.

Посмертная маска, апрель 1913 года


Весть о смерти Тукая разнеслась по всей стране, в газетах и журналах печатали заметки и статьи о поэте. Его смерть стала настоящей национальной трагедией.

Проститься с Тукаем пришли десятки тысяч человек – от школьников до чиновников, поэта любили все. В этот день приостановилась учеба в школах, медресе, заводы и фабрики работали частично.

На похоронах была сделана посмертная маска с лица поэта – слепок из гипса. К слову, Тукай был первым мусульманином, которому была сделана посмертная маска. По исламским канонам это делать запрещено.

Конфеты с изображением Габдуллы Тукая, после 1913 года


Габдулла Тукай при жизни писал в газетных заметках обо всем, что видит. Часто его героями становились известные личности. В 1908 году в журнале «Яшен» он в шутливой форме написал об общественном деятеле Исмаиле Гаспринском, с чьим изображением выпускали конфеты и мыло.

По иронии судьбы после смерти портретами Тукая украшали и конфеты, и мыло, и школьные тетради.

К слову, шутил поэт не только на страницах газет и журналов. Он любил звонить с гостиничных телефонов незнакомым людям и читать им свои стихотворения. Как-то он так подшутил над актрисой Сахибжамал Гиззатуллиной-Волжской, на что та обиделась.

Последний сборник Габдуллы Тукая, 1914 год


Сборник, который мечтал издать Тукай, вышел после его смерти. В него вошли фотографии, автографы поэта, а также научные статьи, посвященные жизни Тукая. Книга была напечатана в трех вариантах – от качества типографии отличалась цена. Это было сделано для того, чтобы каждый, независимо от статуса и материального положения, мог купить себе ее.
В 1918 и 1933 годах книгу выпускали в Токио на арабской графике, впервые на кириллице она будет напечатана в 2021 году.

В материале используются фотографии Город Казань KZN.RU, Национального музея РТ.

Все новости