Вход
Сбросить пароль
Сбросить пароль

Если вы забыли пароль, введите ваш E-Mail. Информация, необходимая для смены пароля, будет выслана вам по E-Mail.

Вход в личный кабинет
Сообщение в техническую поддержку
Сообщить об ошибке
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
16.11.2022, 11:24

Ильгизар Хамидуллин: «Я хочу доказать, что гончарное дело доступно для слепых»

Незрячий мастер из Казани – о победе на национальном чемпионате «Абилимпикс», доступной городской среде и самореализации инвалидов по зрению.

Фото: Марат Мугинов

(Город Казань KZN.RU, 16 ноября, Юлия Летникова). В конце октября в Москве завершился национальный чемпионат «Абилимпикс». В компетенции «Гончарное дело» победил незрячий житель Казани Ильгизар Хамидуллин. Он рассказал корреспонденту KZN.RU о том, как в его квартире появилась мастерская полного цикла с печью и гончарным кругом, почему слепые стесняются просить о помощи у горожан, и о мечте организовать обучение для инвалидов по зрению.

И.Хамидуллин родился в Чистополе, в семье инвалидов по зрению. По его словам, в среде незрячих он был всегда. От родителей ему передалась близорукость, которая со временем прогрессировала. «В детстве я не считал себя необычным, а когда прописали очки, не носил их. Учиться поехал уже в специальную школу для слепых и слабовидящих детей в Лаишево», – вспоминает собеседник. По его словам, любовь к ручному труду и увлеченность творчеством, которая затем проявилась в гончарном деле, зародилась именно во время учебы в интернате.

После выпуска из интерната И.Хамидуллин работал на предприятии Всероссийского общества слепых, а позднее обучился на массажиста и пять лет проработал в городской поликлинике №10. «Тогда были золотые годы ВОС, организация была самодостаточной и независимой. Нас обеспечивали жильем, работой, дали бесплатное профессиональное образование, во времена дефицита мы не ощущали недостатка продуктов или других товаров. Пенсия по инвалидности и зарплата были высокие», – отметил собеседник. Он добавил, что слепым выдавали «говорящие» книги, магнитофоны, диски. Это помогло незрячим казанцам развивать речь, быть начитанными. «Если государство обращает внимание на инвалидов, тогда в их жизнях все сложится хорошо», – отметил он.

«Доступная среда – это среда доступной помощи»

И.Хамидуллин не помнит, в каком возрасте полностью потерял зрение. Когда женился и у них с супругой (у нее тоже есть проблемы со зрением) появился ребенок, наш собеседник еще видел. Сейчас их квартира адаптирована под потребности хозяев: есть электронные часы, которые озвучивают время и погоду, электрический чайник и другая бытовая техника. «Дома справляемся сами, да и хочется быть самостоятельными. Не можем только определить цвет рубашки», – поделился И.Хамидуллин.

Если дома слепые в безопасности, то на улице все иначе. Сейчас И.Хамидуллин на улицу без сопровождения почти не выходит – в последнее время у него ухудшился слух. Но, по словам гончара, увлечение керамикой заставило его совершать подвиги: самостоятельно добираться до мастерской, которая находится в центре города. «Провожать меня было не кому, а поработать с глиной хотелось, поэтому и ходил», – сказал гончар. 

Он отметил, что без звуковых указателей передвигаться по городу сложно, но труднее без человеческого участия. «Проблему адаптации слепых к жизни в городе можно решить легко, без затрат и технических сооружений: жителям нужно обращать внимание на окружающих и помогать. Для этого им нужно перебороть застенчивость. Казанцы – добрые и милосердные, они хотят помочь, но стесняются предложить помощь, может, боятся обидеть. Мы, в свою очередь, тоже стесняемся просить помощи. Этот замкнутый круг нужно разорвать», – считает И.Хамидуллин. Он добавил, что сделать это должен сам инвалид, поэтому в моменты «вдохновения» наш собеседник может громко попросить помощи у прохожих, которые в этом не отказывают и иногда даже провожают до конечного места. 

«Нам нужно от жителей внимание и человеческое отношение. Этого не заменит ни собака-поводырь, ни «говорящие» светофоры, ни белая трость. Если жители не будут обращать внимание и помогать, то какие условия в городе ни создавай, удобство ощущаться не будут. Доступная среда – это среда доступной помощи от окружающих, поэтому мы остаемся на их попечении», – отметил И.Хамидуллин. Он добавил, что слепых не надо стесняться, с ними нужно общаться, как и с другими людьми. «Был даже такой лозунг: «Смотри на меня, как на равного», – вспомнил мастер.

«Гончарное искусство для меня – это волшебство»

В 2020 году отделение Всероссийского общества слепых в РТ предложило И.Хамидуллину и другим инвалидам по зрению пройти курсы гончарного мастерства. На первый урок пришли 20 человек, но учебу смог закончить только наш собеседник. «Занятия стали проводить в другом месте, что было неудобно для слепых. Уверен, если бы нас не перевели, на «Абилимпиксе» Казань представляли бы больше гончаров», – считает победитель чемпионата.

После прохождения курсов И.Хамидуллин начал посещать мастерскую Снежаны Хайрулиной, чтобы работать на гончарном круге. Позднее он обустроил мини-мастерскую у себя в квартире: купил гончарный круг, поставил стеллажи для изделий, установил гипсовые плиты, но в мастерскую ездить не перестал – нужно было обжигать изделия. «Бывало, что по пути изделия ломались. Чтобы такого не происходило и для своего удобства, около полутора месяцев назад мы купили печь. Теперь в квартире налажен полный цикл производства», – поделился радостью мастер.

«Для меня гончарное искусство – это какое-то волшебство: из комочка глины за несколько минут, как цветок, распускается пиала или другой сосуд. Ежедневно я делаю изделия по несколько часов, а иногда и целый день. Чтобы достичь хороших результатов в гончарном искусстве, как и в спорте, нужна ежедневная тренировка. Когда-то изготовление бокала было для меня рекордом. Сейчас техника наработана, и нужно трудиться над формами и украшением», – отметил собеседник. Теперь гончар осваивает декорирование: «Не могу сказать, что доволен, но все равно рад первым результатам. Мне хочется, чтобы все было симметрично. Мне уже 54 года, надо торопиться. Хотя бы себе доказать, что я могу».

Работа незрячего за гончарным кругом имеет свою специфику: «Нам требуется больше времени и усилий, чтобы сделать изделие. Если обычный гончар может следить за кругом глазами, то наши глаза – это пальчики, ими мы «смотрим», проверяем и делаем», – объясняет собеседник. Он добавил, что сейчас его цель – научиться делать полным циклом около 5 изделий.

В арсенале гончара есть как стандартные инструменты, так и необычные – приспособления из подручных средств или напечатанные на 3D-принтере формы. К последним относятся фигурки с очертанием татарского орнамента, с помощью которых можно вырезать пласты глины разных форм. «Формы по моей просьбе напечатал один знакомый. Я хочу обучиться пластовой технике и использовать фигуры в своих работах. Формы в виде татарского орнамента я выбрал, потому что хочется делать изделия в национальной тематике. Это будет моим почерком», – объяснил И.Хамидуллин.

«Мастера думают, что слепому гончарное искусство не доступно, но мы тоже хотим реализоваться»

По словам И.Хамидуллина, нужен специалист, который будет направлять и указывать на ошибки. «В этом смысле я беспризорный, у меня нет постоянного учителя. Куда пробьюсь, на кого хватит денег, у того и учусь», – сказал он. Но не все хотят обучать слепых. «Мастера думают, что слепому гончарное искусство не доступно, об этом им думать не нужно. А незрячие люди тоже хотят реализоваться», – отметил казанец. За время своего увлечения гончарным искусством он успел поучиться у мастеров из Свияжска, Москвы и даже Узбекистана.

«Первым учителем была Снежана Хайруллина, но она теперь говорит, что я сам должен ее учить. Еще мне помогал ее отец – Рустем абый. Он сказал, что я научился работать благодаря упорному труду: мне показали несколько упражнений, а я затем их отрабатывал. Спасибо за такие слова», – говорит И.Хамидуллин.

Самое большое впечатление на казанского гончара произвела поездка в «керамическую Мекку» – город Риштан в Узбекистане. Здесь он изучал гончарное мастерство под руководством известного керамиста Алишера Назирова. «Он объездил весь мир, но слепых до этого не учил. Я у него единственный, – сказал Ильгизар Хамидуллин. – Алишер Назиров ругал за то, что у меня много лишних движений в работе, но я так смотрю и контролирую работу. После того как я объяснил ему это, он сразу смягчился». С собой в Казань И.Хамидуллин привез два изделия узбекского мастера. « Его работы – это то, к чему я стремлюсь», – сказал собеседник.

Свой вклад в обучение И.Хамидуллина внес и Евгений Иванов – мастер из Свияжска. Именно он как специалист «поставил руки» своему ученику. И.Хамидуллин ездил к нему учиться в 2021 году. «Когда во время работы рядом находится мастер, концентрируешься совсем по-другому. Хочешь оправдать надежду учителя, получаются хорошие результаты. Тем более, мастерам интересно учить тех, кто этого хочет», – объяснил И.Хамидуллин.

Кроме того, Евгений Иванов пригласил казанца участвовать в «Каравоне». На народный праздник приехал и Президент РТ Рустам Минниханов, он обратил внимание на слепого гончара и дал напутствие свияжскому мастеру научить казанца всему, что он сам умеет. Также И.Хамидуллин учился у блогера-керамиста из Москвы Ильи Калашникова.

Говоря об изучении керамических изделий, гончар отмечает, что для этого приходится посещать мастерские или общаться с мастерами. «В музеях такой возможности нет. Потрогать керамику хочет даже зрячий, а слепой тем более. Я предлагал делать в музеях несколько копий изделий, чтобы желающие могли трогать и изучать. Это могла быть позиция, по которой Казань выйдет вперед. Незрячие люди тоже хотят прикоснуться к прекрасному», – отметил гончар.

«Чемпионат помог повысить мастерство»

О чемпионате «Абилимпикс» И.Хамидуллин узнал в 2020 году, но тогда не смог принять участие, поскольку один из этапов проходил в Лениногорске, куда нужно было добраться туда самостоятельно. Годом позднее казанец занял на чемпионате второе место, а уже в этом году – стал победителем национального этапа. «Абилимпикс» не просто дал мне медали и почести, он заставил учиться делать изделия, с которыми раньше даже не был знаком. Чемпионат служит катализатором, ускорителем приобретения навыков. Он помог мне повысить мастерство», – признался И.Хамидуллин.

Победе на чемпионате предшествовала долгая и упорная тренировка. По словам гончара, задания финального испытания стали известны незадолго до соревнований. Мастерам предстояло сделать высокий цилиндр и два одинаковых подсвечника. «Задания были сложны для незрячих мастеров. У изделий нужно было сохранять выставленные пропорции, и если обычный гончар может воспользоваться линейкой, мы все измеряем в анатомических единицах измерения – по пальцам и ладошкам, опираемся не на цифры, а на свои ощущения», – пояснил гончар. По итогам первого модуля испытаний И.Хамидуллин смог поднять один из самых высоких цилиндров.

Сложность второго модуля была в том, что нужно было сделать два одинаковых подсвечника. И.Хамидуллин ни разу не изготавливал подсвечники, и его преподаватели и знакомые мастера советовали гончару больше тренироваться. «Сделаешь штук 20, и тогда форма образуется», – напутствовали они казанца.

«Все преподаватели поддерживали меня на чемпионате, говорили, что для них я и так победитель. Я хотел оправдать их надежды, трату их времени, и у меня получилось», – сказал И.Хамидуллин.

Сейчас И.Хамидуллин продолжает тренироваться в изготовлении изделий, иногда проводит мастер-классы для детей в гончарной мастерской Снежаны Хайруллиной. «Моя мечта – наладить учебный процесс для слепых. Незрячим людям доступно не так много профессий, но они могут освоить гончарное искусство. Моя медаль – тому доказательство, – сказал победитель чемпионата. – Все мои успехи – результат не только моих стараний, но и помощи друзей и преподавателей, я чувствую их заботу. Они видят мое старание, поэтому стремятся помочь».

Фото из личного архива Ильгизара Хамидуллина. 

Все новости

Ильгизар Хамидуллин: «Я хочу доказать, что гончарное дело доступно для слепых»

<p> </p> <div class="detail-picture"> <img src="https://kzn.ru/upload/iblock/c56/MMB_8034_870.jpg"> <p class="detail-picture__caption"> Фото: Марат Мугинов </p> </div> (Город Казань KZN.RU, 16 ноября, Юлия Летникова). В конце октября в Москве завершился национальный чемпионат «Абилимпикс». В компетенции «Гончарное дело» победил незрячий житель Казани Ильгизар Хамидуллин. Он рассказал корреспонденту KZN.RU о том, как в его квартире появилась мастерская полного цикла с печью и гончарным кругом, почему слепые стесняются просить о помощи у горожан, и о мечте организовать обучение для инвалидов по зрению. <p> </p> <p> И.Хамидуллин родился в Чистополе, в семье инвалидов по зрению. По его словам, в среде незрячих он был всегда. От родителей ему передалась близорукость, которая со временем прогрессировала. «В детстве я не считал себя необычным, а когда прописали очки, не носил их. Учиться поехал уже в специальную школу для слепых и слабовидящих детей в Лаишево», – вспоминает собеседник. По его словам, любовь к ручному труду и увлеченность творчеством, которая затем проявилась в гончарном деле, зародилась именно во время учебы в интернате. </p> <p> После выпуска из интерната И.Хамидуллин работал на предприятии Всероссийского общества слепых, а позднее обучился на массажиста и пять лет проработал в городской поликлинике №10. «Тогда были золотые годы ВОС, организация была самодостаточной и независимой. Нас обеспечивали жильем, работой, дали бесплатное профессиональное образование, во времена дефицита мы не ощущали недостатка продуктов или других товаров. Пенсия по инвалидности и зарплата были высокие», – отметил собеседник. Он добавил, что слепым выдавали «говорящие» книги, магнитофоны, диски. Это помогло незрячим казанцам развивать речь, быть начитанными. «Если государство обращает внимание на инвалидов, тогда в их жизнях все сложится хорошо», – отметил он. </p> <h3> «Доступная среда – это среда доступной помощи» </h3> <p> И.Хамидуллин не помнит, в каком возрасте полностью потерял зрение. Когда женился и у них с супругой (у нее тоже есть проблемы со зрением) появился ребенок, наш собеседник еще видел. Сейчас их квартира адаптирована под потребности хозяев: есть электронные часы, которые озвучивают время и погоду, электрический чайник и другая бытовая техника. «Дома справляемся сами, да и хочется быть самостоятельными. Не можем только определить цвет рубашки», – поделился И.Хамидуллин. </p> <p> Если дома слепые в безопасности, то на улице все иначе. Сейчас И.Хамидуллин на улицу без сопровождения почти не выходит – в последнее время у него ухудшился слух. Но, по словам гончара, увлечение керамикой заставило его совершать подвиги: самостоятельно добираться до мастерской, которая находится в центре города. «Провожать меня было не кому, а поработать с глиной хотелось, поэтому и ходил», – сказал гончар. <img width="522" src="https://kzn.ru/upload/iblock/3ba/5aeea720_6ec6_49db_9b15_4d354236176b.jpg" height="392" class="img-left"> </p> <p> Он отметил, что без звуковых указателей передвигаться по городу сложно, но труднее без человеческого участия. «Проблему адаптации слепых к жизни в городе можно решить легко, без затрат и технических сооружений: жителям нужно обращать внимание на окружающих и помогать. Для этого им нужно перебороть застенчивость. Казанцы – добрые и милосердные, они хотят помочь, но стесняются предложить помощь, может, боятся обидеть. Мы, в свою очередь, тоже стесняемся просить помощи. Этот замкнутый круг нужно разорвать», – считает И.Хамидуллин. Он добавил, что сделать это должен сам инвалид, поэтому в моменты «вдохновения» наш собеседник может громко попросить помощи у прохожих, которые в этом не отказывают и иногда даже провожают до конечного места.  </p> <p> «Нам нужно от жителей внимание и человеческое отношение. Этого не заменит ни собака-поводырь, ни «говорящие» светофоры, ни белая трость. Если жители не будут обращать внимание и помогать, то какие условия в городе ни создавай, удобство ощущаться не будут. Доступная среда – это среда доступной помощи от окружающих, поэтому мы остаемся на их попечении», – отметил И.Хамидуллин. Он добавил, что слепых не надо стесняться, с ними нужно общаться, как и с другими людьми. «Был даже такой лозунг: «Смотри на меня, как на равного», – вспомнил мастер. </p> <h3> «Гончарное искусство для меня – это волшебство» </h3> <p> В 2020 году отделение Всероссийского общества слепых в РТ предложило И.Хамидуллину и другим инвалидам по зрению пройти курсы гончарного мастерства. На первый урок пришли 20 человек, но учебу смог закончить только наш собеседник. «Занятия стали проводить в другом месте, что было неудобно для слепых. Уверен, если бы нас не перевели, на «Абилимпиксе» Казань представляли бы больше гончаров», – считает победитель чемпионата. </p> <p> После прохождения курсов И.Хамидуллин начал посещать мастерскую Снежаны Хайрулиной, чтобы работать на гончарном круге. Позднее он обустроил мини-мастерскую у себя в квартире: купил гончарный круг, поставил стеллажи для изделий, установил гипсовые плиты, но в мастерскую ездить не перестал – нужно было обжигать изделия. «Бывало, что по пути изделия ломались. Чтобы такого не происходило и для своего удобства, около полутора месяцев назад мы купили печь. Теперь в квартире налажен полный цикл производства», – поделился радостью мастер.<img width="522" src="https://kzn.ru/upload/iblock/7d3/photo1668583276-_2_.jpeg" height="392" class="img-left"> </p> <p> «Для меня гончарное искусство – это какое-то волшебство: из комочка глины за несколько минут, как цветок, распускается пиала или другой сосуд. Ежедневно я делаю изделия по несколько часов, а иногда и целый день. Чтобы достичь хороших результатов в гончарном искусстве, как и в спорте, нужна ежедневная тренировка. Когда-то изготовление бокала было для меня рекордом. Сейчас техника наработана, и нужно трудиться над формами и украшением», – отметил собеседник. Теперь гончар осваивает декорирование: «Не могу сказать, что доволен, но все равно рад первым результатам. Мне хочется, чтобы все было симметрично. Мне уже 54 года, надо торопиться. Хотя бы себе доказать, что я могу». </p> <p> Работа незрячего за гончарным кругом имеет свою специфику: «Нам требуется больше времени и усилий, чтобы сделать изделие. Если обычный гончар может следить за кругом глазами, то наши глаза – это пальчики, ими мы «смотрим», проверяем и делаем», – объясняет собеседник. Он добавил, что сейчас его цель – научиться делать полным циклом около 5 изделий. </p> <p> В арсенале гончара есть как стандартные инструменты, так и необычные – приспособления из подручных средств или напечатанные на 3D-принтере формы. К последним относятся фигурки с очертанием татарского орнамента, с помощью которых можно вырезать пласты глины разных форм. «Формы по моей просьбе напечатал один знакомый. Я хочу обучиться пластовой технике и использовать фигуры в своих работах. Формы в виде татарского орнамента я выбрал, потому что хочется делать изделия в национальной тематике. Это будет моим почерком», – объяснил И.Хамидуллин. </p> <h3> «Мастера думают, что слепому гончарное искусство не доступно, но мы тоже хотим реализоваться» </h3> <p> По словам И.Хамидуллина, нужен специалист, который будет направлять и указывать на ошибки. «В этом смысле я беспризорный, у меня нет постоянного учителя. Куда пробьюсь, на кого хватит денег, у того и учусь», – сказал он. Но не все хотят обучать слепых. «Мастера думают, что слепому гончарное искусство не доступно, об этом им думать не нужно. А незрячие люди тоже хотят реализоваться», – отметил казанец. За время своего увлечения гончарным искусством он успел поучиться у мастеров из Свияжска, Москвы и даже Узбекистана. </p> <p> «Первым учителем была Снежана Хайруллина, но она теперь говорит, что я сам должен ее учить. Еще мне помогал ее отец – Рустем абый. Он сказал, что я научился работать благодаря упорному труду: мне показали несколько упражнений, а я затем их отрабатывал. Спасибо за такие слова», – говорит И.Хамидуллин.<img width="522" src="https://kzn.ru/upload/iblock/c5b/photo1668583276.jpeg" height="392" class="img-right"> </p> <p> Самое большое впечатление на казанского гончара произвела поездка в «керамическую Мекку» – город Риштан в Узбекистане. Здесь он изучал гончарное мастерство под руководством известного керамиста Алишера Назирова. «Он объездил весь мир, но слепых до этого не учил. Я у него единственный, – сказал Ильгизар Хамидуллин. – Алишер Назиров ругал за то, что у меня много лишних движений в работе, но я так смотрю и контролирую работу. После того как я объяснил ему это, он сразу смягчился». С собой в Казань И.Хамидуллин привез два изделия узбекского мастера. « Его работы – это то, к чему я стремлюсь», – сказал собеседник. </p> <p> Свой вклад в обучение И.Хамидуллина внес и Евгений Иванов – мастер из Свияжска. Именно он как специалист «поставил руки» своему ученику. И.Хамидуллин ездил к нему учиться в 2021 году. «Когда во время работы рядом находится мастер, концентрируешься совсем по-другому. Хочешь оправдать надежду учителя, получаются хорошие результаты. Тем более, мастерам интересно учить тех, кто этого хочет», – объяснил И.Хамидуллин. </p> <p> Кроме того, Евгений Иванов пригласил казанца участвовать в «Каравоне». На народный праздник приехал и Президент РТ Рустам Минниханов, он обратил внимание на слепого гончара и дал напутствие свияжскому мастеру научить казанца всему, что он сам умеет. Также И.Хамидуллин учился у блогера-керамиста из Москвы Ильи Калашникова. </p> <p> Говоря об изучении керамических изделий, гончар отмечает, что для этого приходится посещать мастерские или общаться с мастерами. «В музеях такой возможности нет. Потрогать керамику хочет даже зрячий, а слепой тем более. Я предлагал делать в музеях несколько копий изделий, чтобы желающие могли трогать и изучать. Это могла быть позиция, по которой Казань выйдет вперед. Незрячие люди тоже хотят прикоснуться к прекрасному», – отметил гончар. </p> <h3> «Чемпионат помог повысить мастерство» </h3> <p> О чемпионате «Абилимпикс» И.Хамидуллин узнал в 2020 году, но тогда не смог принять участие, поскольку один из этапов проходил в Лениногорске, куда нужно было добраться туда самостоятельно. Годом позднее казанец занял на чемпионате второе место, а уже в этом году – стал победителем национального этапа. «Абилимпикс» не просто дал мне медали и почести, он заставил учиться делать изделия, с которыми раньше даже не был знаком. Чемпионат служит катализатором, ускорителем приобретения навыков. Он помог мне повысить мастерство», – признался И.Хамидуллин.<img width="522" src="https://kzn.ru/upload/iblock/196/3f126d80_1398_407f_81c6_c51b3da24ba6.jpg" height="392" class="img-right"> </p> <p> Победе на чемпионате предшествовала долгая и упорная тренировка. По словам гончара, задания финального испытания стали известны незадолго до соревнований. Мастерам предстояло сделать высокий цилиндр и два одинаковых подсвечника. «Задания были сложны для незрячих мастеров. У изделий нужно было сохранять выставленные пропорции, и если обычный гончар может воспользоваться линейкой, мы все измеряем в анатомических единицах измерения – по пальцам и ладошкам, опираемся не на цифры, а на свои ощущения», – пояснил гончар. По итогам первого модуля испытаний И.Хамидуллин смог поднять один из самых высоких цилиндров. </p> <p> Сложность второго модуля была в том, что нужно было сделать два одинаковых подсвечника. И.Хамидуллин ни разу не изготавливал подсвечники, и его преподаватели и знакомые мастера советовали гончару больше тренироваться. «Сделаешь штук 20, и тогда форма образуется», – напутствовали они казанца. </p> <p> «Все преподаватели поддерживали меня на чемпионате, говорили, что для них я и так победитель. Я хотел оправдать их надежды, трату их времени, и у меня получилось», – сказал И.Хамидуллин. </p> <p> Сейчас И.Хамидуллин продолжает тренироваться в изготовлении изделий, иногда проводит мастер-классы для детей в гончарной мастерской Снежаны Хайруллиной. «Моя мечта – наладить учебный процесс для слепых. Незрячим людям доступно не так много профессий, но они могут освоить гончарное искусство. Моя медаль – тому доказательство, – сказал победитель чемпионата. – Все мои успехи – результат не только моих стараний, но и помощи друзей и преподавателей, я чувствую их заботу. Они видят мое старание, поэтому стремятся помочь». </p> <p> <i>Фото из личного архива Ильгизара Хамидуллина. </i> </p>