Вход
Сбросить пароль
Сбросить пароль

Если вы забыли пароль, введите ваш E-Mail. Информация, необходимая для смены пароля, будет выслана вам по E-Mail.

Вход в личный кабинет
Сообщение в техническую поддержку
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
24.11.2020, 09:32

Нина Калаганова: «Дети смотрят постановку, а учитель сидит в коридоре с телефоном. Это не укладывается в моей голове»

Народная артистка РТ – о благодарных зрителях, провокационных спектаклях и включенных телефонах, которые раздражают актеров.

Фото: пресс-служба Казанского ТЮЗа

(Город Казань KZN.RU, 24 ноября, Алина Бережная). 30 ноября Казанский государственный театр юного зрителя отмечает свое 88-летие. За это время накоплен колоссальный опыт, сцена воспитала множество именитых актеров и режиссеров, сыграно бесчисленное количество спектаклей. Каждое десятилетие ТЮЗ продолжает идти в ногу со временем, оставаясь актуальным для своего любимого зрителя. В преддверии дня рождения театра корреспондент портала KZN.RU встретилась с народной артисткой РТ, актрисой Казанского ТЮЗа Ниной Калагановой. Известная жительница города за полвека сыграла на сцене десятки разнообразных ролей – Катерины в «Грозе» Александра Островского, Тани в «Прощании в июне» Александра Вампилова, Веры в «Рядовых» Алексея Дударева и многие другие. О том, как на «Грозу» запретили приходить школьникам и почему включенные телефоны так мешают работе актеров, Нина Ивановна рассказала читателям портала KZN.RU.

«Зритель был замечательный, но школьники пульками стреляли»

Нина Ивановна, вы окончили Саратовское театральное училище, а затем вместе с мужем – народным артистом Татарстана Александром Калагановым играли в Саратовском ТЮЗе. Почему переехали в Казань?

Н.К.: Я родилась в Ижевске, а Сашенька в Саратове. Все верно, мы учились на одном курсе у знаменитого Юрия Петровича Киселева и играли в Саратовском ТЮЗе. Не скажу, что роли были большие, но довольно характерные. На дипломной работе нас с Сашей заметил режиссер Казанского ТЮЗа Леонид Верзуб и пригласил к себе в театр. И вот 26 августа этого года было ровно 50 лет, как мы с Сашенькой переехали в Казань. Приехали из Саратовского ТЮЗа с его шикарными постановками и немного расстроились. Тогда комедия «Недоросль» по пьесе Дениса Фонвизина принесла большой успех театру – это была первая музыкальная постановка в Союзе. Приехали в Казань, а тут тоже «Недоросль»… Правда, это было «черно-белое кино».

Один год мы жили прямо в театре, потому что не было жилья. Коллектив у нас был очень дружный, все молодые, активные, энергичные, амбициозные. На сцене вместе играли, а потом и после премьер весело проводили время – приходили к нам в комнату на втором этаже и песни пели. Как сейчас помню: «Вот из вашего окна, площадь Красная видна, а из нашего окошка только мусорка немножко» (смеется).

Это были 70-е годы. Какой тогда был зритель? Кто чаще всего ходил в ТЮЗ – молодежь, рабочие или зажиточные казанцы?

Н.К.: Зритель был замечательный, но школьники пульками стреляли, если им не нравился спектакль (смеется). ТЮЗ всегда был ТЮЗом, в основном к нам приходили школьники, организовывали так называемые школьные культпоходы, а также рабочие. В 1982 году мы получили премию Мусы Джалиля «За большую работу по коммунистическому воспитанию молодежи».

С появлением в театре спектакля «Прощание в июне» Александра Вампилова нашим зрителем стало все студенчество Казани. Спектакль был очень популярный. Я помню, мы его привезли на Украину, а там Вампилов был запрещен, после спектакля в гостиницу приходили студенты и благодарили.

После спектаклей мы вместе со зрителями обсуждали постановки, проводили творческие встречи. Мы и сами ходили в школы, учебные заведения, предприятия. Помню, дальше Черного озера была школа для детей со сложными заболеваниями, и я туда ходила не раз – рассказывала деткам про театр. И ребята были такие замечательные – с открытым ртом слушали, задавали вопросы. Было очень много живого общения, однозначно. Раньше зрители могли один раз в год выбирать лучшего актера или актрису. Я дважды получала это звание. И знаете, народный, заслуженный артист – это еще не показатель. Я знаю артистов поистине народных, но не по званию, а по признанию. Среди них — Александр Калаганов, Александр Кокурин, Владимир Фейгин, Зоя Петрова. Признание зрителя дорогого стоит.

А сейчас кого чаще можно встретить в зрительном зале?

Н.К.: Сегодня приходят семьями, школьные просмотры тоже остались. Но поменялось отношение к театру. Вот пример: учитель пришел с учениками на спектакль. Дети смотрят постановку, а учитель сидит в коридоре с телефоном. Вы можете себе это представить? Это не укладывается в моей голове. Я подхожу и говорю: «А вы почему не в зале? Вам же потом с детьми нужно будет обсудить спектакль, обменяться впечатлениями». На меня как на дурную смотрят.

«Театр – это живое искусство, связь из сердца в сердце»

Репертуар ТЮЗа насчитывает десятки спектаклей. Какая постановка принесла театру наибольшую популярность и в буквальном смысле произвела фурор?

Н.К.: Был такой режиссер Феликс Григорьян, в 70-х годах он по пьесе Александра Островского поставил спектакль «Гроза». По тем временам это был нетипичный спектакль, на который даже запретили ходить школьникам. Это сейчас полуголые бегают по сцене, и у зрителей это не вызывает шока, а тогда все было иначе. Григорьян изобразил Катерину (роль исполнила Нина Калаганова – прим.ред.) как девушку, умеющую любить, бьющуюся в метаниях между Богом, Борисом и Тихоном. В общем, формулировка «луч света в темном царстве» ушла на второй план. И вот в сцене, где застенчивый Борис пришел к Катерине на свидание, она говорит ему: «Ты на погибель мою пришел» и начинает раздеваться. Спадает платок, юбка… и остается она, как лебедь белая, в длинной рубашке. В те времена это был стриптиз, и школьникам запретили приходить на спектакль. Но мы с «Грозой» прогремели на всю страну. К нам приезжали именитые актеры и режиссеры, а критики говорили, что у нас все спектакли прекрасные, но если бы не было «Грозы», то состав был бы без паровоза.

Были и дискуссионные спектакли. Например, мы играли спектакль «Остановите Малахова!». Под таким заголовком в начале 1970-х годов журналист Валерий Аграновский публиковал цикл статей. В них он пытался выяснить причины, по которым 13-летний школьник попадает в колонию для несовершеннолетних. Кстати, и сам Аграновский приехал к нам в театр – мы обсуждали, продумывали, как на сцене правдиво рассказать эту историю.

Кто для вас благодарный зритель?

Н.К.: Тот зритель, который проживает со мной жизнь на сцене, сопереживает героине, чувствует эмоции, смотрит и слушает с замиранием сердца. Театр – это живое искусство, связь из сердца в сердце. Пока сохраняется эта связь, театр будет жить. Понимаете, чем больше актер отдает, тем больше он получает от зрителей. Когда весь зал встает и аплодирует, плачет, смеется, тогда и на поклон выходить не стыдно. Я помню, играла в спектакле для семейного просмотра «Очень простая история». И вот на улице меня встретил мужчина и сказал, что уже 5 раз был на спектакле – ходит вместе с женой-учительницей и ее учениками. Ну, согласитесь, это приятно? Значит, зацепила, попала прямо в душу.

Или вот совсем удивительная история. Девочка из зрительного зала подарила мне пластинку, хотя совершенно не планировала этого делать. Это я поняла, увидев за кулисами на пластинке яблочное семечко. Она сделала это по порыву души.

Сейчас же, к сожалению, этой связи со зрителями становится все меньше и меньше – все сидят в телефоне или вовсе не выключают звук, а ведь так нарушается вся атмосфера спектакля.

«Не позволяю себе пренебрежительного отношения к героям, игре»

Нина Иванова, какой ваш любимый спектакль?

Н.К.: Безусловно, это «Зимняя сказка для взрослых». Туфан Имамутдинов (бывший главный режиссер Казанского ТЮЗа – прим.ред) можно сказать сделал нам большой подарок, создав этот спектакль. А история спектакля потрясающая. Имамутдинов принес нам 9 картин белорусского художника Валентина Алексеевича Губарева и сказал, что будет делать этюды. Миша Меркушин (драматург, народный артист РТ – прим.ред.) придумал на картины текст. Так полотна «ожили», у них появились герои, образы. Мы с Сашей Купцовым выбрали картину «30 лет вместе», где два старика-еврея в канун Нового года смотрят по телевизору балет «Лебединое озеро». Но и на премьере, и сейчас мы играем эту картину со Славой Казанцевым — Саша Купцов не успел сыграть в этом спектакле…

У каждой картины есть свой сюжет, который переплетается в единое целое. На сцене – огромное количество потрясающих деталей быта советского периода. И самое приятное, что играют актеры разных поколений. Спектакль получился удивительным, даже сам Губарев приехал на премьеру и сказал: «Мои герои были только нарисованные, но теперь у них есть имена и фамилии». Чего вам все рассказываю, вы лучше сами приходите и посмотрите, не пожалеете.

А у вас есть любимые роли?

Н.К.: Я все свои роли люблю, но особенно выделяю Катерину из «Грозы» по Александру Островскому, Титанию – Ипполиту из «Сна в летнюю ночь» по Уильяму Шекспиру, Войницкую из «Дяди Вани» по Антону Чехову, Риту Устинович из «Как закалялась сталь» по Николаю Островскому, Лошадь Сестричка из «Очень простой истории» по М.Ладо. Это яркие личности со своим характером. А вообще, я никогда от ролей не отказывалась. Дали роль – играй. Мне всегда нравилось на ушах постоять (смеется), побегать по сцене, покричать. Люблю и забавные роли – Бабы-яги, например, которую мне посчастливилось играть в спектакле «Ростик в дремучем лесу» по Б.Заходеру.

Театр – это мое любимое дело, даже если мне не очень нравится пьеса, постановка, я все равно полюблю свою героиню. Не позволяю себе пренебрежительного отношения к героям, игре. Сцена – она же просвечивает, и сразу видно, когда человек искренне играет, а когда нет. Вот я выхожу на сцену и мне хорошо, радостно. Я как-то саму себя спросила: «Калаганова, что ты больше всего любишь на свете?». И я поняла – это театр.

Справка

Первый спектакль Казанского государственного театра юного зрителя «Ровесники» состоялся 30 ноября 1932 года. Именно этот день считается днем рождения ТЮЗа.

26 ноября 1955 год театру юного зрителя присвоено имя Ленинского комсомола.

В 1982 году театр получил премию комсомола Татарии им.М.Джалиля «За большую работу по коммунистическому воспитанию молодежи».

1992 год – государственная премия за спектакль «Погром» по роману Б.Васильева «И был вечер, и было утро» (режиссер Борис Цейтлин).

1996 год – премия «Золотая маска» в номинации «Лучший спектакль года» за спектакль «Буря» (У.Шекспир) в постановке режиссера Бориса Цейтлина.

2003 год – спектакль «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» (Т.Стоппард) в постановке режиссера Георгия Цхвиравы – номинант Национальной театральной премии «Золотая маска» в номинации «Лучший спектакль года».

2017 год – спектакль «Из глубины…» («Художник Винсент Ван Гог») режиссера Туфана Имамутдинова – номинант Национальной театральной премии «Золотая маска» в 4 номинациях: «Лучший спектакль в современном танце», «Лучшая работа балетмейстера-хореографа», «Лучшая работа композитора в музыкальном театре», «Лучшая работа художника по костюмам в музыкальном театре». В этом же году театр награжден республиканской премией за вклад в развитие театрального искусства им.М.Х.Салимжанова.

2019 год – ежегодная республиканская премия Министерства культуры РТ «Тантана» в номинации «Событие года» за спектакль «Бал.Бесы» режиссера Т.Имамутдинова по роману Ф.М.Достоевского.

В материале используются фотографии из архива Казанского ТЮЗа.

Все новости