Вход
Сбросить пароль
Сбросить пароль

Если вы забыли пароль, введите ваш E-Mail. Информация, необходимая для смены пароля, будет выслана вам по E-Mail.

Вход в личный кабинет
Сообщение в техническую поддержку
Сообщить об ошибке
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
22.09.2022, 09:32

Переводчик жестового языка Татьяна Ильичева: «Мы – уши глухого человека»

Как люди приходят в эту профессию, насколько быстро можно выучить жестовый язык и почему глухие относятся с недоверием к слышащим – в материале портала KZN.RU.

Фото: Марат Мугинов

(Город Казань KZN.RU, 22 сентября, Диана Жиленкова). Ежегодно 18 сентября отмечается Международный день глухих. Сегодня в столице Татарстана проживает порядка 3 тысяч людей с этим недугом. Отсутствие слуха может мешать человеку вести полноценную социальную жизнь и неоценимую помощь в таких случаях оказывает переводчик жестового языка. Он может сопровождать глухого повсюду: в больнице, полиции, суде, магазине, театре и на экскурсии. Пока в мире остается хотя бы один человек без слуха, нужен будет переводчик, считает преподаватель русского жестового языка Казанского юридического института МВД России и АНО «Добрая Казань» Татьяна Ильичева. Она рассказала порталу KZN.RU о правилах поведения в обществе глухих, почему люди с нарушением слуха относятся с недоверием к слышащим и как быстро можно научиться жестовому языку.

«99% переводчиков русского жестового языка – это дети глухих родителей»

«В нашу профессию приходят достаточно необычно. Дело в том, что 99% переводчиков русского жестового языка – это дети глухих родителей. Это практически наш второй язык. Но это не значит, что все дети глухих родителей – блестящие переводчики. В любом случае нужно учиться и повышать квалификацию», – начала рассказ Татьяна Ильичева.

Ее мама София Яковлевна – глухая, работала воспитателем в общежитии завода «Радиоприбор» и методистом в Доме культуры им.Е.Г.Ласточкиной. Отец Евгений Георгиевич – слабослышащий, всю жизнь проработал на вертолетном заводе.

Татьяна Ильичева заинтересовалась профессией переводчика жестового языка в 16 лет. Она хотела стать учителем и работать с глухими детьми. В 1985 году устроилась в специализированную школу. «Начинала нянечкой в дошкольном отделении, потом стала пионервожатой, проводила мероприятия. Затем меня перевели воспитателем в 4-й класс. Участвовала с детьми в школьных мероприятиях, выездных экскурсиях, следила за выполнением домашнего задания и проверяла его», – поделилась Татьяна Ильичева.

В 1988 году она отправилась в Москву на курсы по изучению русского жестового языка. Обучение было непрерывным, занятия с обязательной практической частью проходили каждый день с 9 утра до 5 вечера. Такая методика обеспечивает самое лучшее восприятие языка, считает переводчик. «Наш педагог Марья Ефимовна приходила, доставала из сумки газету, отрывала листок со статьей и пальцем выбирала себе «жертву», которая будет переводить текст. Читались любые газеты – это могла быть и «Правда», и «Комсомольская правда», любая статья. Еще мы практиковали перевод стихов и песен – это очень сложно», – рассказала Татьяна Ильичева. Кроме того, ученики посещали экскурсии, где им необходимо было переводить речь экскурсовода. Обязательными стали и походы в Московский театр мимики и жеста. Впечатлениями о постановках слушатели курса делились не только голосом, но и жестами.

Спустя месяц Татьяна Ильичева вернулась в Казань и начала работать переводчиком русского жестового языка в Доме культуры им.Е.Г.Ласточкиной. «Были времена, когда я уходила из профессии, но, как правило, все мы обратно возвращаемся к своим истокам», – добавила она.

Новички могут обучиться жестовому языку за 2-2,5 месяца

Сегодня обучиться русскому жестовому языку можно в высших учебных заведениях. Такая возможность есть в Москве, Новосибирске, Казани и других городах России. В дипломе у таких выпускников будут указываться сразу две специализации, например, переводчик английского и жестового языков.

«Сейчас называть нас сурдопереводчиками считается неверным, правильно говорить «переводчики русского жестового языка». Изменения появились после 2012 года, когда Президент России Владимир Путин подписал документ о присвоении жестовому языку официального статуса. Хотя раньше нас называли сурдопереводчиками, у этого слова очень забавный перевод. «Сурдо» означает глухой, то есть если разбираться, то получается «глухие переводчики», что не совсем правильно», – указала Т.Ильичева.

По ее словам, в этой профессии можно развиваться всю жизнь. В общей сложности в русском жестовом языке насчитывается около 10-15 тысяч жестов. Как правило, новичок может освоить азы за 2-2,5 месяца с учетом того, что он будет практиковаться семь дней в неделю с утра до вечера. Однако все зависит от способностей конкретного человека, считает специалист. «Когда я была маленькой, моя мама работала в общежитии. У нее был воспитанник – очень красивый молодой человек с золотыми руками, но глухой. В него влюбилась слышащая девочка, и она выучила жесты за две недели. Выучила так, что парень стал ее понимать», – поделилась историей Т.Ильичева.

Переводчики жестового языка осуществляют прямой и обратный перевод, последний гораздо сложнее, обращает внимание педагог. Предложения должны быть четкими и лаконичными и завершаться глаголом. «Жестовому языку свойственна конкретность. Никаких сложносочиненных, сложноподчиненных предложений, причастных и деепричастных оборотов – это все ни к чему. Нужно четко, коротко и ясно донести информацию. А глагол стоит в конце для того, чтобы дать возможность собеседнику договорить, дописать, развернуть действие и уточнить нюансы», – пояснила переводчик.

При переводе главное – донести смысловую нагрузку. Иногда применяется калька – буквальный перевод, но он уместен для синхронистов, у которых нет возможности заранее ознакомиться с текстом. «Иногда случаются казусы, когда переводишь на автомате и не думаешь ни о какой смысловой нагрузке. Например, халатное отношение показывается жестом, означающим халат», – рассказала Татьяна Ильичева.

«С точки зрения языка глухой – это человек мира»

Самые ближайшие родственники русского жестового языка – французский и американский. Так, в XIX веке российская императрица Мария Федоровна приглашала из Франции учителей, чтобы те обучали глухих детей в специализированном училище. Французских педагогов приглашали к себе и американцы, поэтому все три языка стали похожими друг на друга. Причем американский жестовый язык не является родственным английскому, а тот, в свою очередь, схож с немецким. В немецком жестовом языке есть свои внутренние ветви, поскольку у каждой федеральной земли в Германии есть свои диалекты и другие языковые особенности.

«Есть международный жестовый язык – это такой образный, скорее визуальный язык. Если российские ребята поедут в Испанию и встретят там глухих, достаточно двух-трех минут, чтобы они поняли друг друга. С точки зрения языка глухой – это человек мира, в любой стране свои его поймут», – рассказала Т.Ильичева.

«Глухие относятся к нам с недоверием»

Глухие чаще предпочитают общаться между собой, нежели с людьми без нарушений слуха. Причина в том, что мало кто знает жестовый язык. «Любому человеку всегда и легче, и спокойнее, когда с ним говорят на его родном языке. А если мы, слышащие, не знаем жестовый язык, естественно, глухие относятся к нам с недоверием. Они не могут услышать, что про них говорят и про них ли говорят вообще», – отмечает Татьяна Ильичева.

Проблема заключается в том, что глухие не всегда знают, как правильно вести себя в обществе слышащих и наоборот. И такой диссонанс создает недоверие с обеих сторон. Например, если в помещении находятся глухой человек и переводчик, то последний должен говорить на жестовом языке. «Любой человек, не только глухой, если не понимает разговор, то будет думать, что говорят о нем, причем в негативном ключе. Что глухой, что слепой, что немец, что француз – мы все люди, и психология у нас всех одинакова», – говорит Татьяна Ильичева. Также в обществе глухих принято оповещать о своем уходе. Например, за столом сидит компания, и если кто-то встает и говорит, что идет в туалет, то это считается нормой.

В то же время переводчик в обществе глухих должен только переводить их речь и не более. «Я не могу ничего сказать вместо глухого человека, я не адвокат, не юрист и не медик, ничего не могу посоветовать. К сожалению, не все глухие понимают это. Очень многие требуют от переводчиков, чтобы они решили какие-то их проблемы. Но мы – уши глухого человека. Наша профессия жива. Пока в мире остается хотя бы один глухой, нужен будет переводчик», – заключила она.

Все новости

Переводчик жестового языка Татьяна Ильичева: «Мы – уши глухого человека»

<p> </p> <div class="detail-picture"> <img src="/upload/iblock/d89/MMB_2276_870.jpg"> <p class="detail-picture__caption"> Фото: Марат Мугинов </p> </div> (Город Казань KZN.RU, 22 сентября, Диана Жиленкова). Ежегодно 18 сентября отмечается Международный день глухих. Сегодня в столице Татарстана проживает порядка 3 тысяч людей с этим недугом. Отсутствие слуха может мешать человеку вести полноценную социальную жизнь и неоценимую помощь в таких случаях оказывает переводчик жестового языка. Он может сопровождать глухого повсюду: в больнице, полиции, суде, магазине, театре и на экскурсии. Пока в мире остается хотя бы один человек без слуха, нужен будет переводчик, считает преподаватель русского жестового языка Казанского юридического института МВД России и АНО «Добрая Казань» Татьяна Ильичева. Она рассказала порталу KZN.RU о правилах поведения в обществе глухих, почему люди с нарушением слуха относятся с недоверием к слышащим и как быстро можно научиться жестовому языку. <p> </p> <h3> «99% переводчиков русского жестового языка – это дети глухих родителей» </h3> <p> <img width="436" src="/upload/iblock/2f1/870.jpg" height="326" class="img-left"> «В нашу профессию приходят достаточно необычно. Дело в том, что 99% переводчиков русского жестового языка – это дети глухих родителей. Это практически наш второй язык. Но это не значит, что все дети глухих родителей – блестящие переводчики. В любом случае нужно учиться и повышать квалификацию», – начала рассказ Татьяна Ильичева. </p> <p> Ее мама София Яковлевна – глухая, работала воспитателем в общежитии завода «Радиоприбор» и методистом в Доме культуры им.Е.Г.Ласточкиной. Отец Евгений Георгиевич – слабослышащий, всю жизнь проработал на вертолетном заводе. </p> <p> Татьяна Ильичева заинтересовалась профессией переводчика жестового языка в 16 лет. Она хотела стать учителем и работать с глухими детьми. В 1985 году устроилась в специализированную школу. «Начинала нянечкой в дошкольном отделении, потом стала пионервожатой, проводила мероприятия. Затем меня перевели воспитателем в 4-й класс. Участвовала с детьми в школьных мероприятиях, выездных экскурсиях, следила за выполнением домашнего задания и проверяла его», – поделилась Татьяна Ильичева. </p> <p> В 1988 году она отправилась в Москву на курсы по изучению русского жестового языка. Обучение было непрерывным, занятия с обязательной практической частью проходили каждый день с 9 утра до 5 вечера. Такая методика обеспечивает самое лучшее восприятие языка, считает переводчик. «Наш педагог Марья Ефимовна приходила, доставала из сумки газету, отрывала листок со статьей и пальцем выбирала себе «жертву», которая будет переводить текст. Читались любые газеты – это могла быть и «Правда», и «Комсомольская правда», любая статья. Еще мы практиковали перевод стихов и песен – это очень сложно», – рассказала Татьяна Ильичева. Кроме того, ученики посещали экскурсии, где им необходимо было переводить речь экскурсовода. Обязательными стали и походы в Московский театр мимики и жеста. Впечатлениями о постановках слушатели курса делились не только голосом, но и жестами. </p> <p> Спустя месяц Татьяна Ильичева вернулась в Казань и начала работать переводчиком русского жестового языка в Доме культуры им.Е.Г.Ласточкиной. «Были времена, когда я уходила из профессии, но, как правило, все мы обратно возвращаемся к своим истокам», – добавила она. </p> <h3> Новички могут обучиться жестовому языку за 2-2,5 месяца </h3> <p> <img width="436" src="/upload/iblock/e3a/870_1.jpg" height="327" class="img-left"> Сегодня обучиться русскому жестовому языку можно в высших учебных заведениях. Такая возможность есть в Москве, Новосибирске, Казани и других городах России. В дипломе у таких выпускников будут указываться сразу две специализации, например, переводчик английского и жестового языков. </p> <p> «Сейчас называть нас сурдопереводчиками считается неверным, правильно говорить «переводчики русского жестового языка». Изменения появились после 2012 года, когда Президент России Владимир Путин подписал документ о присвоении жестовому языку официального статуса. Хотя раньше нас называли сурдопереводчиками, у этого слова очень забавный перевод. «Сурдо» означает глухой, то есть если разбираться, то получается «глухие переводчики», что не совсем правильно», – указала Т.Ильичева. </p> <p> По ее словам, в этой профессии можно развиваться всю жизнь. В общей сложности в русском жестовом языке насчитывается около 10-15 тысяч жестов. Как правило, новичок может освоить азы за 2-2,5 месяца с учетом того, что он будет практиковаться семь дней в неделю с утра до вечера. Однако все зависит от способностей конкретного человека, считает специалист. «Когда я была маленькой, моя мама работала в общежитии. У нее был воспитанник – очень красивый молодой человек с золотыми руками, но глухой. В него влюбилась слышащая девочка, и она выучила жесты за две недели. Выучила так, что парень стал ее понимать», – поделилась историей Т.Ильичева. </p> <p> Переводчики жестового языка осуществляют прямой и обратный перевод, последний гораздо сложнее, обращает внимание педагог. Предложения должны быть четкими и лаконичными и завершаться глаголом. «Жестовому языку свойственна конкретность. Никаких сложносочиненных, сложноподчиненных предложений, причастных и деепричастных оборотов – это все ни к чему. Нужно четко, коротко и ясно донести информацию. А глагол стоит в конце для того, чтобы дать возможность собеседнику договорить, дописать, развернуть действие и уточнить нюансы», – пояснила переводчик. </p> <p> При переводе главное – донести смысловую нагрузку. Иногда применяется калька – буквальный перевод, но он уместен для синхронистов, у которых нет возможности заранее ознакомиться с текстом. «Иногда случаются казусы, когда переводишь на автомате и не думаешь ни о какой смысловой нагрузке. Например, халатное отношение показывается жестом, означающим халат», – рассказала Татьяна Ильичева. </p> <h3> «С точки зрения языка глухой – это человек мира» </h3> <p> <img width="436" src="/upload/iblock/cc6/870_3.jpg" height="326" class="img-left"> Самые ближайшие родственники русского жестового языка – французский и американский. Так, в XIX веке российская императрица Мария Федоровна приглашала из Франции учителей, чтобы те обучали глухих детей в специализированном училище. Французских педагогов приглашали к себе и американцы, поэтому все три языка стали похожими друг на друга. Причем американский жестовый язык не является родственным английскому, а тот, в свою очередь, схож с немецким. В немецком жестовом языке есть свои внутренние ветви, поскольку у каждой федеральной земли в Германии есть свои диалекты и другие языковые особенности. </p> <p> «Есть международный жестовый язык – это такой образный, скорее визуальный язык. Если российские ребята поедут в Испанию и встретят там глухих, достаточно двух-трех минут, чтобы они поняли друг друга. С точки зрения языка глухой – это человек мира, в любой стране свои его поймут», – рассказала Т.Ильичева. </p> <h3> «Глухие относятся к нам с недоверием» </h3> <p> <img width="436" src="/upload/iblock/448/870_2.jpg" height="326" class="img-left"> Глухие чаще предпочитают общаться между собой, нежели с людьми без нарушений слуха. Причина в том, что мало кто знает жестовый язык. «Любому человеку всегда и легче, и спокойнее, когда с ним говорят на его родном языке. А если мы, слышащие, не знаем жестовый язык, естественно, глухие относятся к нам с недоверием. Они не могут услышать, что про них говорят и про них ли говорят вообще», – отмечает Татьяна Ильичева. </p> <p> Проблема заключается в том, что глухие не всегда знают, как правильно вести себя в обществе слышащих и наоборот. И такой диссонанс создает недоверие с обеих сторон. Например, если в помещении находятся глухой человек и переводчик, то последний должен говорить на жестовом языке. «Любой человек, не только глухой, если не понимает разговор, то будет думать, что говорят о нем, причем в негативном ключе. Что глухой, что слепой, что немец, что француз – мы все люди, и психология у нас всех одинакова», – говорит Татьяна Ильичева. Также в обществе глухих принято оповещать о своем уходе. Например, за столом сидит компания, и если кто-то встает и говорит, что идет в туалет, то это считается нормой. </p> <p> В то же время переводчик в обществе глухих должен только переводить их речь и не более. «Я не могу ничего сказать вместо глухого человека, я не адвокат, не юрист и не медик, ничего не могу посоветовать. К сожалению, не все глухие понимают это. Очень многие требуют от переводчиков, чтобы они решили какие-то их проблемы. Но мы – уши глухого человека. Наша профессия жива. Пока в мире остается хотя бы один глухой, нужен будет переводчик», – заключила она. </p>