Вход
Сбросить пароль
Сбросить пароль

Если вы забыли пароль, введите ваш E-Mail. Информация, необходимая для смены пароля, будет выслана вам по E-Mail.

Вход в личный кабинет
Сообщение в техническую поддержку
Сообщить об ошибке
Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
01.11.2021, 10:55

Центр занятости населения Казани: «Только половина специалистов с высшим образованием найдет работу по профессии»

О безработице в период пандемии, профессиях будущего и моде на обучающие курсы рассказала замдиректора учреждения Гульнара Филиппова.

Фото: Денис Гордийко

(Город Казань KZN.RU, 1 ноября, Ксения Швецова). Рынок труда всегда был одним из самых стремительно меняющихся сегментов экономики. Это еще раз подтвердил 2020 год, когда на фоне пандемии коронавируса произошел резкий скачок безработицы, и изменилась востребованность в тех или иных специалистах. В то же время это способствовало появлению новых инструментов: стали популярны запросы на удаленную работу, открылись курсы по профессиональному переобучению. Какова на сегодняшний день ситуация на рынке труда, какие профессии в ближайшее время исчезнут, а какие наоборот станут высокооплачиваемыми, читателям портала KZN.RU рассказала заместитель директора Центра занятости населения Казани Гульнара Филиппова.

«Желание молодежи не совпадает с реалиями рынка труда»

Гульнара Маратовна, для начала расскажите, какова на сегодняшний день ситуация на рынке труда Казани? Еще прошлой осенью мы наблюдали резкий рост безработицы.

Г.Ф.: Да, пандемия мощно прошлась по рынку труда и бизнесу. После введения полноценного локдауна и ограничений многие магазины, рестораны, бары находились в состоянии простоя. Некоторые из них так и не открылись, сотни тысяч людей лишились рабочих мест. Для примера: в прошлом году в октябре на учете в службе занятости состояли порядка 33 тысяч безработных, а до пандемии их было около 3 тысяч человек. То есть число безработных увеличилось в 10 раз!

Но сейчас на рынке труда наблюдается положительная динамика – снижение числа безработных и увеличение уровня занятости населения. На данный момент в Казани насчитывается порядка 22 тысяч вакантных мест, которые предоставляют примерно 1700 работодателей. На начало октября в качестве безработных официально были зарегистрированы 8021 человек, уровень зарегистрированной безработицы составил 1,25% от численности рабочей силы. Максимальное пособие по безработице – 12 тысяч 130 рублей – сейчас получают более 2,3 тысячи человек.

Есть еще такое понятие как коэффициент напряженности – это соотношение числа незанятых граждан к количеству свободных вакансий. У нас он сейчас на уровне 0,43 единицы, то есть на одного безработного приходятся две вакансии. Так что в целом можно говорить о том, что довольно быстро ситуация на рынке труда восстанавливается, стабильно снижается уровень безработицы.

А какие профессии в Казани сейчас наиболее востребованы? По-прежнему популярны рабочие специальности?

Г.Ф.: Как и раньше, порядка 63-65% вакансий – это рабочие специальности, около 37-38% – служащие. Устойчивым спросом пользуются на заводах такие специалисты, как станочники, токари, фрезеровщики, в строительной отрасли – каменщики, бетонщики, арматурщики, плотники, штукатуры и маляры. Есть большая потребность в специалистах инженерного профиля, а также в медицинских работниках, причем нужны как врачи, так и младший медицинский персонал – на фоне пандемии спрос на них увеличился в разы.

Кроме того, высокий спрос сохраняется на специалистов в транспортной отрасли. В последнее время увеличилось количество вакансий для военнослужащих – рядовых и сержантского состава, на начало октября заявлено почти 1200 таких мест.

Но все-таки рабочие и инженеры – на первом месте.


Почему так долго не могут выровнять эту ситуацию, ведь про нехватку специалистов рабочих профессий говорят уже много лет?

Г.Ф.: В первую очередь проблема нехватки рабочих кадров связана с системой образования и социальными ориентирами общества. Большинство выпускников школ выбирают профессии, требующие высшего образования. Это в свою очередь вызывает структурный дисбаланс спроса и предложения на рынке труда. То есть когда молодые люди оканчивают вуз и начинают искать работу, выясняется, что количество вакансий для таких специалистов вдвое меньше числа соискателей. Сегодня у нас по статистике доля специалистов с высшим образованием превышает 30%. И надо понимать, что только половина из них сможет найти работу по специальности.

Это же касается уровня заработных плат – желание молодежи не совпадает с реалиями рынка труда. Выпускники вузов зачастую не учитывают, что у них нет опыта работы, ведь получить образование – это еще далеко не все. Молодые специалисты сталкиваются с жесткой конкуренцией за рабочие места со своими более опытными коллегами. Поэтому нередко получается, что у человека, имеющего рабочую специальность, зарплата значительно выше. Если у работника с высокой квалификационной категорией она на уровне 50-60 тысяч рублей, то у молодого экономиста – в среднем порядка 20-25 тысяч рублей.

Если говорить конкретнее о количестве работников, то среднесписочная их численность растет на предприятиях и в организациях розничной торговли, здравоохранения, культуры, спорта и других. А на производстве наоборот заметно уменьшается, есть дефицит кадров. Это боль промышленных предприятий. В первую очередь это связано с тем, что работники уходят на пенсию, а на смену им нет молодежи – никто не занимает их места. Считается, что это непрестижно, неинтересно, немодно. Причем реальную ситуацию на рынке труда люди не изучают, не знают ни о потребностях работодателей, ни об уровне зарплат.

Гульнара Маратовна, когда мы говорим о дисбалансе спроса и предложения на рынке труда, о каких профессиях идет речь? В каких сферах есть явный перекос в сторону переизбытка специалистов?

Г.Ф.: В принципе это те же сферы, где переизбыток наблюдался еще несколько лет назад – к примеру, юристы, экономисты. Для наглядности можно привести пример: сегодня в Казани для водителей автомобиля есть 681 вакансия на 159 соискателей, для каменщиков – 430 вакансий на четырех соискателей, для электрогазосварщиков – 21 вакансия на 6 соискателей, для инженеров – 243 вакансии на 186 человек.


При этом для юристов – 12 вакансий на 51 соискателя, для экономистов – 28 вакансий на 58 соискателей, для бухгалтеров – 92 вакансии на 269 соискателей. Как видно, многие специалисты с юридическим и экономическим образованием уже столкнулись с трудностями в поиске работы. Конечно, они могут искать ее в смежных областях, но все же эти цифры говорят сами за себя.

И что же делать с таким дисбалансом? Менять общественное мнение? Это займет долгие годы…

Г.Ф.: Надо уделять больше внимания информированности общества о реальных потребностях рынка труда, мотивировать на изучение ситуации, чтобы молодежь не следовала слепо сложившимся стереотипам. Нужно проводить со школьниками и их родителями профориентационную работу. Мы сейчас разрабатываем программу популяризации рабочих профессий, она уже на стадии утверждения. Работаем в этом направлении.

Текучесть кадров, последствия пандемии, пособие по безработице в режиме онлайн

Гульнара Маратовна, мы уже косвенно затронули тему пандемии и ее влияния на рынок труда. Кроме возросшей безработицы, как еще она отразилась на этом сегменте экономики? Это сопоставимо с кризисами прошлых лет?

Г.Ф.: Если говорить в общем, то кроме сокращения количества рабочих мест резко изменились формы занятости в пользу дистанционной работы, уменьшилась продолжительность рабочего времени, снизилась заработная плата.

Во время экономического кризиса 2008-2009 годов ситуация была похожая: тогда тоже резко выросла конкуренция на рынке труда, и компании начали массово избавляться от молодых или неквалифицированных кадров. Причем если вы помните, тогда тоже основной удар пришелся на экономистов и юристов.

Но все же есть отличия: в 2020 году пострадали уже не только молодые работники, но и более опытные специалисты. Как мы помним, во время режима изоляции многие предприятия не выдержали нагрузку, на сокращения шли, даже если компетенция сотрудников сомнений не вызывала. Кроме того, многих переводили на удаленную работу, резко возрос спрос на цифровые компетенции. А у людей старшего возраста, пожилых сотрудников часто эти навыки проседают, поэтому именно они оказались в более уязвимом положении.

Известно, что индустрия гостинично-ресторанного бизнеса до сих пор переживает трудности. Вакансий в этой сфере на сегодня достаточно много, например, через центры занятости ищут поваров, кондитеров, официантов, барменов.


Кроме того, на рынке труда сказалось и то, что во многих сферах заняты были мигранты – к примеру, в сфере услуг, в тех же клининговых службах.

Вы упомянули мигрантов, отъезд которых вызвал кризис в отдельных отраслях. Какие вакансии на сегодня являются самыми непопулярными у казанцев?

Г.Ф.: Как я уже говорила, это сфера обслуживания: к примеру, сейчас у нас насчитывается более тысячи вакантных мест для уборщиков. Также это предприятия благоустройства – на сегодня в службе занятости более 300 вакансий для дворников. В транспортной отрасли не хватает кондукторов, водителей.

Такая текучесть связана с сезонностью работы – мало кто идет работать на такие позиции на долгосрочный период. И уровень зарплат, конечно, тоже имеет значение.

Бытует мнение, что одним из последствий пандемии является профессиональное выгорание, в частности сейчас отрасль здравоохранения сталкивается с массовым оттоком специалистов – медицинские учреждения испытывают колоссальную нагрузку. По-вашему, как можно избежать синдрома?

Г.Ф.: С выгоранием, конечно, чаще сталкиваются сотрудники, которые по роду службы много общаются с людьми. Прежде всего, это медицинские и социальные работники, преподаватели, полицейские, работники сферы обслуживания и так далее.

Здесь нужно запомнить формулу трех восьмерок – 8 часов работы, 8 часов отдыха и 8 часов сна. Важно разделить работу и отдых. Если идешь на работу, оставляй свое плохое настроение и личные проблемы дома. И наоборот – не неси домой свои рабочие проблемы. Помогают занятия спортом, правильное питание и прогулки на свежем воздухе.

Курсы и переобучение: стать веб-дизайнером или открыть свой бизнес?

Гульнара Маратовна, а вы отмечаете рост интереса к обучению на фоне пандемии? Возросла ли популярность курсов по освоению новых профессий, переобучению?

Г.Ф.: Пандемия действительно вызвала у горожан мотивацию к освоению новых профессий, причем много очных курсов перешло в онлайн-формат. Самые популярные – это IT-направления, к примеру, программирование, веб-дизайн, графический дизайн, спросом пользуется маркетинг и так далее.

«Сейчас востребованы люди, которые разбираются сразу в нескольких отраслях, развивают разные компетенции и способны переносить знания и технологические решения из одной отрасли в другую»

Расскажите подробнее о бесплатных курсах, организуемых Центром занятости населения Казани.

Г.Ф.: Обучение проводится в рамках заключенных государственных контрактов в соответствии с потребностями рынка труда и желаниями соискателей. Обучение проводят лицензированные образовательные организации, которые по итогам курсов выдают соответствующие документы – дипломы, удостоверения или свидетельства. Направления выбираются самые нужные – например, в следующем году обучение безработных граждан будет проводиться практически по заявкам работодателей. Это важно, ведь мы в первую очередь нацелены на то, чтобы обеспечить соискателей работой.

Также с начала этого года обучение проводится в рамках федерального проекта «Содействие занятости» национального проекта «Демография». Пройти его могут не только безработные, но и другие категории населения – ищущие работу, люди в возрасте 50 лет и старше, предпенсионеры, женщины, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до трех лет, женщины, не состоящие в трудовых отношениях и имеющие детей дошкольного возраста.

Вообще в центр занятости может обратиться любой человек – даже если вы работаете, но хотите поменять сферу деятельности. Тогда вы попадаете в категорию ищущего работу и можете выбрать курс.

Обычно набор учащихся по тому или иному направлению мы анонсируем на нашем сайте, там же можно записаться на различные курсы – их сейчас очень много. Всего в этом году по контрактам обучение прошли 376 безработных, а в рамках нацпроекта обучились 93 человека.


Вы сказали, что центр занятости определяет учебную базу. Где сейчас проходят обучение казанцы?

Г.Ф.: По нашим контрактам безработные граждане обучение проходят в ТИСБИ, Российском университете кооперации и других.

В рамках федерального проекта «Содействие занятости» национального проекта «Демография» это три организации: Агентство развития профессионального мастерства «Ворлдскиллс Россия», КФУ и казанский филиал РАНХиГС.

А есть какие-то программы и формы поддержки самозанятых граждан, тех, кто хочет не только сменить сферу деятельности, но и открыть свой бизнес?

Г.Ф.: Есть программа для безработных граждан по содействию самозанятости. Человек обращается с таким запросом в центр занятости, встает на учет, выбирает вид деятельности и пишет заявление о желании стать участником программы. Он проходит обучение на базе КФУ, где осваивает все необходимое для начала своего дела: азы бухгалтерии, налогообложения и так далее. После этого он пишет бизнес-план и представляет его на суд экспертного совета. В него входят специалисты налоговой службы, пенсионного фонда, районной администрации, работающие предприниматели. Они оценивают, насколько человек действительно готов открыть свое дело, и если он готов, то ему выделяется 145 тысяч 100 рублей в качестве помощи на первоначальном этапе.

Конечно, есть здесь и риск, потому что в течение года человек должен осуществлять предпринимательскую деятельность. Если вдруг выявляется нецелевое использование средств или по каким-либо причинам дело не пошло, то бюджетные средства подлежат возврату. В этом году по этой программе собственное дело открыли 74 человека.

Куда идут работать зумеры, и кто в Казани ищет маркшейдера

Гульнара Маратовна, какие профессии на сегодня являются наиболее высокооплачиваемыми?

Г.Ф.: Это профессии в таких областях, как транспорт, строительство, медицина, недвижимость, IT-технологии и продажи. Работодатели, как правило, готовы хорошо платить, но и требования у них соответствующие – это образование, опыт, наличие соответствующей квалификации.

Сегодня молодое поколение – вчерашние студенты – неохотно выбирают традиционные профессии, делая выбор в пользу фриланса, блогерства. Вы согласны с этим? Есть проблема нехватки молодых кадров в Казани?

Г.Ф.: Такая проблема есть, молодых специалистов действительно не хватает. Но опять же самая частая причина – это несоответствие спроса и предложения, о котором мы уже говорили ранее.

За 9 месяцев этого года мы трудоустроили 15 тысяч человек. Из них молодые работники в возрасте от 18 до 24 лет – это чуть более 1,5 тысячи человек. Так что молодежь действительно делает выбор в пользу так называемой платформенной занятости. Такой тип работы обеспечивает гибкость условий труда – человек сам выбирает время и место работы. (Платформенная занятость – гибкий формат включения работников в рынок труда. Он предполагает использование цифровой платформы, которая выступает в качестве посредника между поставщиками услуг или исполнителями и их клиентами – прим.ред.).

Дело еще в том, что молодые люди не всегда могут претендовать на соответствующую вакансию без опыта, а чтобы его получить, нужно, как минимум, найти первое место работы. И здесь платформенная занятость тоже помогает зумерам – у нее более низкий порог вхождения. (Зумеры – представители молодого поколения, родившиеся после 2003-2004 годов, прим.ред.). Для молодежи платформенная занятость часто становится первым шагом к предпринимательству. Для молодых родителей это еще и возможность совмещать работу и уход за детьми, традиционная занятость сейчас в этом сильно проигрывает.


Какие профессии за последние годы полностью исчезли с рынка труда или исчезнут в ближайшие годы?

Г.Ф.: В этом плане рынок труда очень пластичен, быстро подстраивается под развитие технологий и автоматизацию труда. Полностью за последние годы исчезли, к примеру, такие профессии, как секретарь-машинистка, прачка, телефонист.

По прогнозам, в будущем с рынка труда уйдет много профессий, которые можно автоматизировать, например, кассир или почтальон. Помимо этого, раньше других возможно исчезнут такие профессии, как архивариус, документовед, лектор, билетер, швея, охранник, секретарь, фасовщик, банковский работник, смотритель в музеях, корректор, расшифровщик, оператор колл-центра.

Каких еще изменений нам предстоит ожидать? Можно предположить, какие профессии появятся или станут востребованными?

«Сайт «Работа России» стал аналогом популярных сервисов поиска работы, только с государственной поддержкой»

Г.Ф.: Сегодня мир меняется с такой скоростью, что немногие компании способны сказать, какие специалисты им понадобятся даже через 10 лет, не говоря уже о более далеких горизонтах. Но можно делать общие прогнозы. К примеру, мы видим, что постепенно уходят специалисты узкого профиля, поскольку технологии, к которым привязаны их навыки, слишком быстро меняются. Сейчас востребованы люди, которые разбираются сразу в нескольких отраслях, развивают разные компетенции и способны переносить знания и технологические решения из одной отрасли в другую. Это универсалы, имеющие широкий спектр навыков. Рынок развивается, нужно работать над собой, невыгодно освоить одну профессию и в ней работать. Мы поэтому стараемся обучать так, чтобы у людей был широкий спектр компетенций.

Если приводить конкретные примеры, то появятся или выйдут на первый план профессии, которые пока кажутся нам необычными. Например, архитектор информационных систем – это специалист по работе с системами обработки данных, строитель умных дорог, который устанавливает адаптивное дорожное покрытие, системы наблюдения и датчики для контроля состояния дорог, сельскохозяйственный эколог, отвечающий за разработку принципа утилизации последствий ведения сельского хозяйства, проектировщик медицинских роботов.

А можете привести примеры редких, необычных вакансий, с которыми вы сталкивались?

Г.Ф.: Такие вакансии нечасто встречаются, но бывают. Например, к редким мы можем отнести такие вакансии, как инженер-гидролог, врач-гериатр, фельдъегерь. Есть в списке вакансий маркшейдер – это специалист, отвечающий за все этапы строительства подземных сооружений и разработки горных пород. Требовались рыбовод или ихтиолог, тьютор, водолаз и прочие.

В завершение хочется узнать, как пандемия отразилась на самой службе занятости.

Г.Ф.: Как и многие другие организации, мы должны были подстроиться под новые реалии. Осуществлен переход на дистанционную подачу документов в службу занятости. До этого безработным нужно было приходить в районный центр занятости с пакетом документов, а сейчас они могут встать на учет по безработице не выходя из дома, на сайте «Работа в России». Этот сайт стал аналогом популярных сервисов поиска работы, только с государственной поддержкой. На нем аккумулируются данные служб занятости со всей страны. Для регистрации на сайте нужно иметь подтвержденную учетную запись ЕСИА.

В пиковые дни после объявления локдауна было такое огромное количество посетителей, что нам пришлось быстро сориентироваться и изменить принципы работы. Сейчас дистанционная подача документов с нами уже навсегда.

Все новости